+

Архивы

Камикадзе над Киото

Начало статьи Красная птица над Фудзи

Решение под рукой – его не нужно искать на расстоянии. Надеюсь, эта японская мудрость поможет вам принять правильное решение. И помните – где бы вы ни были – мы будем на шаг раньше.

Ваш Кадзиро-сан    

Записка от одного из главарей якудза, переданная перед отправлением скоростного поезда Токио-Киото, вернула меня из нирваны в сансару, то есть, согласно буддизму, – мир материальный и одновременно иллюзорный. До японской штаб-квартиры Великого Будды оставалось километра 300 и 40 минут во временном измерении.

  ЗАГАДКА КИОТСКОЙ ДЖОКОНДЫ

 За несколько минут до прибытия поезда ко мне подошел проводник и тихо сообщил: «Вещи оставьте здесь, а сами постарайтесь незаметно выйти из другого вагона. Справа от центрального входа вокзала увидите остановку такси, возле нее Honda черного цвета, сядете в нее. За вещи не беспокойтесь, их доставят куда надо».

Детектив продолжается, подумал я со смесью страха и профессионального любопытства. В Бразилии меня грабили, В Южной Африке чуть не скормили львам во время сафари, но подобной мистификации в моей журналисткой карьере еще не было. Honda резво взяла разбег и стремительно пролетела мимо пагод знаменитых буддистских храмов, которые я так мечтал увидеть не на картинках путеводителей.

-Сбылась мечта идиота, – прошептал я со злостью.

-Не переживайте Виктор-сан, с Буддой вы еще непременно встретитесь, и не с одним, – водитель, похоже, прочитал мои мысли. – А сейчас мы подъезжаем к саду Реандзи, где в этой время лучше всего укрыться от посторонних глаз. Его иногда еще называют японским чудом или Киотской Джокондой. Тайну почему – вам откроет уже кто-то другой.

Я не сказал очередному странному японцу на моем пути, что эта тайна никакая и не тайна, и о 15 философских камнях храма Реандзи у нас много писали. Хотелось поскорее попробовать самому разгадать вечную загадку дзен-буддистского монаха, который создал этот сад для медитаций и просветления. Водитель подвел меня ко входу в сад, что-то сказал по-японски контролеру, тот приветствовал меня низким поклоном (японские книксены до сих пор вещь привычная как в элитной, так и простой среда) и попрощался до вечера. Меня уже пятый день передавали по эстафете, и загадка, какой же будет следующий этап интересовала меня больше, чем загадка сада 15 камней. В какой-то удивительной тишине, которую нарушали только трели птиц, мимо озер с огромными листьями лилий, я продвигался к восьмому чуду света. Первый секунды чудо не впечатлило: на небольшой огороженной площадке из светлого гравия были разбросан камни разной величины; с деревянного возвышенного настила на них как зачарованные смотрели местные и туристы. Я последовал их примеру, – сел на пол рядом с группой японских товарищей и попробовал медитировать. «Ассоциативный ряд может быть бесконечен – от горных вершин, островов до тигрицы с детенышем», вспомнилась фраза из умной книги о Японии. Кажется, прошла вечность, пока кто-то тронул меня за плечо и заговорил по-русски:

-Так ты ничего не поймешь и не ощутишь. Попробуй посчитать камни с разных точек. Не поворачивая головы, я понял, кто принял меня по эстафете. Голос и акцент моего французского друга Сержа, который втравил меня в эту японскую авантюру, невозможно было не узнать. Я вскочил на ноги и готов был набросится на него с кулаками, но тишина и покой сада Реандзи остановила меня.

- Пошли считать камни, – вместо приветствия сказал я.

-Пошли, – спокойно ответил Серж. – Только не злись, иначе ты не насчитаешь даже 12 камней. Всего их 15, но с какой части веранды не посмотришь на сад камней, увидишь только 14. Загадка похлеще улыбки Джоконды.

- Пятнадцатый камень приготовлен для мой шеи, – невесело отреагировал я. После попробовал посчитать камушки анфас и в профиль, но получалось не больше 14. – Все, я пас, идем, лучше объяснишь мне, что все это значит .. не с камнями, со мной.

 ЗОЛОТАЯ НИРВАНА

 - Я тебе все объясню, но чуть позже, нам надо срочно передислоцироваться из одной нирваны в другую. Под видом туристов мы сможем скрываться до вечера. А вечером тебя ждет обещанный Бульвар Красной Птицы, там одна из самых известных школ гейш в Японии.

- Мы что, переоденемся в гейш? Предупреждаю, я не слишком силен в мастерстве обольщения мужчин.

-Я тоже, – ответил Серж на мою не совсем удачную шутку. – К тому же нас вычислят через 5 минут, точнее после первого движения на сабо с 20-сантиметровой платформой. Но об искусстве гейш позже, а сейчас – вперед, возрождаться из пепла, нас ждет золотой Феникс золотого Будды.

Через запасной выход мы покинули храм Реандзи и на такси умчались в другую нирвану. Она была из чистого золота. Кинкакудзи – уникальный Золотой павильон. Трехъярусная пагода в китайском стиле караэ, то есть все три уровня симметричны, а не в форме пирамиды. Два яруса покрыты золотыми пластинами самой высокой пробы. 50 лет назад обиженный на судьбу буддистский монах сжег пагоду, но правительство Японии восстановило архитектурную сокровищницу. На реставрацию была потрачена почти тонна золота. 15 килограммов весит фантастическая птица Феникс, парящая над крышей пагоды. «Не все то блестит, что золото, – подумалось мне.

Драгоценный храм поражал не столько своим миллионным блеском, сколько какой-то неземной, божественной красотой. Его нежное, почти воздушной строение казалось частью природы рядом с золотистыми соснами, изумрудным озером. Потрясенный отражением пагоды в воде, я растворился в увиденном, ушел из мира материального. Почти по канонам дзэн – тренировки сознания, которое ты как бы отключаешь и внутренне сливаешься с объектом твоего созерцания. Такое буддисты называют «самадхи». Высшее эмоциональное озарение, сродни восторгу от пережитого успеха, достигается путем длительных тренировок. Я не догадывался, что в ближайшее время мне предстоит узнать как это достигается на собственном сознании. А пока из золотой нирваны меня вырвал Серж: «Иди за мной, и не оборачивайся. Люди Кадзиро-сан уже здесь».

Мы быстро смешались с толпой туристов и через пару минут с группой каких-то французов сидели в их экскурсионном автобусе. Серж все уладил с руководителем делегации. Она зачем-то попросил меня показать руки.

-Все пальцы целы, значит пока все не так плохо.

Глупое напоминание о традиции якудза отсекать мизинец провинившемуся привело меня в ярость.

-Сволочь, ты еще смеешь шутить. По твоей вине я попал в эту переделку. Отправляй меня домой, немедленно.

-Извини, но это невозможно. Тебя хотят проверить, и пока не сделают этого, не отпустят. Так что главное сейчас не делать ошибок, поэтому мы отправляемся в баню.

 ИДИ ТЫ В СЭНТО!

Через час мы уже паримся, а точнее шпаримся в японской бане – сэнто. Сэнто – это не просто средство омовения, это целая философия, без которой невозможно представить себе страну восходящих технологий. Мы изнываем в огнедышащем бассейне человек на 20 – единственные европейцы среди улыбающихся и что-то активно обсуждающих япошек. Не свои среди чужих.

-Японцы любят обжигающую воду. Это еще ничего – помню, первый раз вылетел из бассейна как ошпаренный. Не все наши выдерживают. А им хоть бы хны, она так согреваются и освобождаются от старой кожи, – Серж ударился в совершенно неинтересные мне воспоминания.

-Ну и зачем мы здесь, чтобы умереть чистенькими? Ты так и не рассказал мне, в чем дело. Почему якудза нас пасет и зачем Кадзиро-сан скромный украинский журналист?

Серж погружается в воду, выныривает и после паузы начинает рассказывать.

-Дело не в тебе, а во мне. Помнишь, когда я еще работал в Киеве, то увлекся Японией – философией, культурой, технологиями. Как-то раз меня познакомили с Кадзиро-сан, представили его как крупного бизнесмена, торгующего автомобилями и электроникой. Встреча за встречей и он предложил мне быть его дилером в Украине. Предложение было настолько заманчивым, что я согласился. Нашел украинских партнеров, которые обещали все уладить на уровне правительства и даже обеспечить льготное налогообложение. Мы быстро зарегистрировались в специальной экономической зоне и начали работать. В общем, на второй крупной партии электроники украинские партнеры меня кинули. На два миллиона долларов. Потом свободные торговые зоны и вовсе отменили. Кадзиро-сан потерпел огромные убытки. Он был в ярости и сказал, если я не улажу дело – он закажет мне хороший памятник в моем родном Авиньоне. Я попытался выйти на министра, который нас крышевал, но к тому времени его уже поменяли. Тогда я сказал, что устрою шум в прессе, что у меня есть знакомый тележурналист, который поможет мне раскрутить это дело. Вот, собственно, и все.

-Да, редкий ты … авантюрист, – в арсенале у меня нашлись только очень грязные ругательства, боюсь, что даже японцы их бы поняли – Ну и что теперь делать?

-Ждать, что они успокоятся и искать влиятельных людей, которые смогут убедить Кадзиро оставить нас в покое. С одним из таких людей мы сегодня встречаемся здесь, в бане. Спустя четверть часа в бассейн плюхнулся пухленький, невысокий японец, он буквально светился от счастья омовения. Интуитивно я почувствовал, что это он, наш возможный спаситель. Только после того, как нирвана чистоты приняла его погружение, Цукахара-сан – так представил мне нашу надежду Серж – подплыл к нам.

-Пока ничего обещать не могу, но я пытаюсь выйти на клан Ямагучи, кстати, один из самых влиятельных в Японии, через правительство. А вам необходимо потянуть паузу. Сегодня переночуете в школе гейш, там вас ждут, а завтра вас укроет 11-ликая Каннон Босацу. И «спаситель» удалился, не дав спасения. Кто такая эта Босацу и почему у нее 11 лиц – я так и не понял.

- У тебя очень неважный вид. Нужно сильное средство, – Серж не терял присутствие духа.

-Ты предлагаешь напиться сакэ?

-Нет, я предлагаю отдаться сансукэ.

- Она хоть симпатичная, это Сансукэ?

-Во-первых, это не она, а он; во-вторых, не имеет значения, симпатичен сансукэ или нет, главное, чтобы у него были сильные руки. Серж хохотал как припадочный. Оказалось, что сансукэ – это банный массажист. Как правило, эту роль выполняют молодые японцы, от моющих их отличает что-то вроде плавок. Сансукэ обслуживает как мужчин, так и женщин. Японцы считают, что эта работа не для прекрасного пола. Немного подумав, я решил отдаться для начала хотя бы сансукэ. Массажист, невзирая на возраст (22-24 года), был мастером своего дела. Мои уставшие от преследований и эстафет кости запели в его руках. Я закрыл глаза и увидел очаровательную японку в воздушном белом кимоно, она порхала с камня на камень в саду Реандзи.

 СЯМИСЕН ДЛЯ ГЭЙСИ

Я так и не успел досмотреть, все ли 15 камней осчастливила прикосновением своих хрустальных ножек японка из моей сексуальной нирваны.

-Пора собираться, нас ждут на Бульваре Красной птицы, – Серж был уже почти одет и держал в руках какую-то записку. – Смотри, что я обнаружил в раздевалке.

Я взял записку в руки и прочел вслух: «Даже Будда терпит только до трех раз…»

-К черту этого Кадзиро, поехали к гейшам. После массажа решительность вернулась ко мне. На Бульваре Красной Птицы (ничего общего с красными фонарями), практически в центре Киото, мы нашли дом номер 15. В фойе нас ожидала женщина лет 35, в голубом кимоно с тонкошеими журавлями.

-Идемте за мной, вы будете жить в мансарде, никто не должен знать, что вы здесь, выходить только через черный ход, вам его покажут, – хозяйка школы гейш по-военному жестко процитировала устав нашего временного заточения.

В помещении пахло сладкими духами и ароматным чаем.

 - Вымирающая профессия, – нарушил молчание Серж после того, как хозяйка пожелала нам хорошего отдыха. – В Японии осталось 7 тысяч гейш, пятьдесят лет назад было восемьдесят тысяч.  

-Ну, хоть одно из них поможет нам скоротать этот мрачный вечер.

-Друг мой, у тебя извращенное понятие о гейшах. Настоящие гейши спят с очень ограниченным кругом мужчин, а, как правило, с одним, любимым. Проститутки в Японии – это совсем другое, их называют дзеро, и ты мог с ними пообщаться в квартале Синзуку в Токио этак долларов за 200. Один только час сопровождения гейши стоит 300 долларов. А их высшей, скажем так, категории – таю-сан – несколько тысяч. Таю-сан обслуживают исключительно аристократию, членов правительства, крупных бизнесменов. Сейчас в Японии престижно заказать на какую-то вечеринку либо празднование гейшу. И секс здесь не причем. Главное, что должна продемонстрировать настоящая гейша, грацию, искусство танца, игры на трехструнном инструменте – сямисэне, декламации стихов и ведения беседы. Впрочем, сейчас в Киото много фальшивых гейш, которые наряжаются и гримируются под настоящих. Вот они могут удовлетворить любые твои сексуальные фантазии. И тут главное не проснуться с ней утром, иначе понадобится помощь психоаналитика.

- Нет, я фальшивок не люблю.

В это время в нашу дверь постучали, и, не дожидаясь ответа, к нам в комнату вплыла девушка со старинной японской гравюры. В кимоно, с белым, сильно напудренным лицом, изящной прической. С необыкновенным изяществом она поставила на стол поднос с чайничком и тремя чашками.

-Меня зовут Саюри, и сейчас мы будем пить чай. Хозяйка попросила меня немножко развлечь вас. В чайной церемонии, как и во многом другом, важны четыре принципа: ва – гармония, кэй – почтительность, сэй – чистота и сэки – покой. Сядьте, пожалуйста, в позу полулотоса, и забудьте о всех невзгодах, которые вас сегодня посетили.

Она разлила в чашки кипяток с сильным ароматом зеленого чая, взяла в руку бамбуковую кисть и начала размешивать чай. Нас попросила повторять за ней. У меня в чашке получилась густая зеленая пенистая смесь. Я сделал глоток и вспомнил известное японское изречение: «Тяною (чайная церемония) – это поклонение красоте в сером свете будней». Чай был вкусным и крепким. То, что нам и надо было после тяжелого серого дня.

-Саюри … Какое нежное имя. Не сложно поддерживать патриархальные традиции в суперсовременное время?

Показалось, что девушка или не поняла, или не услышала мой вопрос. Однако после паузы она ответила.

-«Саюри» в переводе с японского – маленькая лилия. Я не гейша, я майко, то есть ученица талантливого человека. Именно так переводится иероглиф гэйся ( как и со словом «суши» тут европейцы не правильно произносят, надо говорить гэйся) – гей – талант, ся – человек. Я в школе с 15 лет, сейчас у нас разрешается поступать в школу гейш  только получения обязательного образования, раньше майко начинали с 6-7 лет. Не знаю, как долго здесь задержусь. Сейчас даже для японцев это экзотика – напудренные маски-лица. Вычерненные зубы и прочее. Да и дорогое обучение. Одно только хорошее кимоно стоит до десяти тысяч долларов. Впрочем, я многому научилась в школе – литературе, танцам, музыке. Хотите, сыграю на сямисэне.

Мы, конечно же, хотели. Саюри, принесла инструмент и нежно тронула струны. Зазвучала какая-то немыслимая, нереальная мелодия из сказки. Я закрыл глаза и понял, что музыка определенно цветная. Большая красная птица парила над белой вершиной Фудзи.

Утром меня разбудил какой-то странный звук, как будто кто-то стучал деревом по граниту. Я выглянул в окно и ошалел – по ступеням Бульвара Красной Птицы не шла, а вытанцовывала Саюри в ярко-красном кимоно, с красным зонтом. Ветер раздувал паруса ее одежды, и мне на миг показалось, что это птица летит навстречу моей любви.

 БУДДА И ЕЩЕ 3122 БОЖЕСТВА

 Саюри провела нас по какому-то подземному лабиринту к черному выходу из школы гейш.

- Этот лабиринт здесь еще со времен сегунов, так самураи уходили от преследования. Вы не обижайтесь, что вас выводят инкогнито. Просто мужчина в школе гейш – это позор, такого не должно быть.

Маленькая лилия с нами попрощалась, а мы оказались где-то совсем в другом районе Киото. Взяли такси и направились в Киемидзудэра – один из самых знаменитых буддистских храмов древней столицы. Там нас ждал наставник Сабуро.

- Зачем нам этот Сабуро? И долго мы еще будем скитаться по Японии? Всегда мечтал побыть в роли камикадзе. – Раздражение вновь вернулось ко мне.

- Ну, камикадзе отправлялись на смерть по собственному желанию, – Серж сохранял абсолютное спокойствие. К тому де, ты знаешь, как переводится это слово на русский: «ками» – душа, «кадзе» – ветер, то есть божественный ветер.

Чего-чего, а божественного ветра в Киото хватает. Десятки веков назад Будда выбрал это место своей японской штаб-квартирой. Здесь образовались и самые известные школы дзен-буддизма. Сегодня в городе с населением менее двух миллионов человек – 1600 буддистских храмов.

Мы поднимались крутым подъемом на гору Отова, где в 805 году один самурай на месте целительного источника построил храм. Встретил нас вначале не наставник, а Дракон собственной персоной. Из его пасти лилась очистительная вода. Перед тем, как войти на священную территорию, необходимо омыть руки. На территории нас ожидала Каннон Босацу. 11-ликая и тысячерукая. Богиня милосердия по легенде может принимать 33 образа для спасения людей. Смешение синтоизма, традиционной японской религии с множественными богами, и буддизма – вещь для Японии обычная. В буддистском храме запросто могут поклоняться, например, Богу сокровищ. Вообще в японском пантеоне 3122 божества, почитают даже животных – кошку, лошадь, черепаху и так далее. Вслед за посетителями Киемидзудера я бросил несколько монет к ногам тысячерукой.

 

- Хотите быть богатым или счастливым? – вопрос прозвучал по-английски и его задавал явно незнакомый мне человек. Я оглянулся. Передо мной стоял японец в одежде монаха. Я догадался, что это наставник Сабуро.

- Вопрос провокационный, согласитесь, Сабуро-сае.

-Вы близки к истине и умеете логически мыслить. Тогда еще один вопрос: на кого вы были похожи в прошлой жизни?

- Я задумался и этим спас себя. Монах улыбнулся и дал оценку.

-Вы задумались, значит, уже или еще совсем потеряны для буддизма. Я займусь вами, Вас проводят в комнату для отдыха. Подъем в 5 утра. По вопросам-головоломкам я понял, что попал в школу Риндзай, одну из трех в дзэн-буддизме. С помощью таких вопросов ученики постигают истину и достигают сатори – озарения. Если ты сосредоточился в поисках ответа, стараясь разгадать смысл вопроса, значит, сумеешь найти решение. Но для этого должен включить подсознание и ассоциативное мышление. Я вспомнил классическую историю об одном юном ученике буддистского монаха, которому не терпелось достичь сатори. Тогда наставник пригласил его к себе и спросил:

-Ты слышишь, как я хлопаю двумя ладонями, а как будет звучать хлопок одной ладони?

Ученик удалился к себе в комнату и через окно услышал песню гейши. Он подумал, что, наверное, так будет звучать хлопок одной ладони. Так и сказал наставнику на следующий день.

-Нет, – ответил наставник. – Ты пока не уловил этого звука. Ученик ушел к себе. Он услышал шум ручейка и подумал, что, наверное, так должен звучать хлопок одной ладони.

- Снова неправильно, – сказал наставник, это шум ручья.

Потом был шум ветра, крик совы … Десять раз приходил ученик к монаху, пока не добился озарения. В его сознании всплыли все возможные звуки, но ни один из них не мог быть звуком хлопка одной ладони. Поняв это, он воскликнул: «Да это же звучание тишины!»

У меня времени на десять моментов истины не было, и я принялся изучать буддизм по ускоренному курсу монаха Сабуро.

-Сосредоточься на позе и дыхании, – сказал он. – Поза – это полный лотос или полулотос Позвоночник не должен изгибаться. Смотри, нужно слегка выпятить грудь, чтобы сконцентрировать основной вес тела в нижней части живота. Это очень важно для правильного дыхания.

Я вспомнил чье-то изречение, что духовная сила человека исходит именно из нижней части живота.

-Плечи опущены, шея расслаблена, руки на коленях, причем большие пальцы рук слегка соприкасаются между собой, – Сабуро-сан продолжал наставлять меня на путь истины.

-Дышать нужно свободно, медленно и глубоко. Для начала можно считать вдохи выдохи. И …раз, и два… Посвященные делают три-четыре вдоха в минуту. Причем они дышат так тихо, что врач не может зафиксировать факт дыхания суперсовременными приборами. Вот послушай, – и Сабуро 15 минут просидел в абсолютной неподвижности, без признаков жизни.

Я послушал, но так не смог. У меня получилось 9 вдохов и выдохов за минуту.

-Для начала очень даже неплохо. Главное сосредоточиться на предмете, погрузить в него, достичь самадхи. Это как в стрельбе, если ты освободишься от желания во что бы то ни стало попасть в мишень, стрела сама устремиться в цель. Теперь попробуем произносить изречение и сосредоточиться на его содержании: «Наша жизнь – цветок. Кто знает, когда суждено осыпаться ее лепесткам».

Очень актуально, подумал я. Сосредоточение гарантировано на 100 процентов. Главное не уйти в полную отключку от страха потерять лепестки уже завтра.

Через неделю приехал Серж, сказал, что нужно собираться, нас вычислили. Он показал записку от Кадзиро: «Рыба видит наживу и не замечает крючка». Рыба нас ожидала в пяти часах езды. Именно столько мы ехали к берегу Японского моря, в рыболовецкий поселок. По дороге Серж мне рассказал, что получил оптимистический сигнал от депутата, с которым вы встречались в бане. Якобы переговоры идут неплохо, но депутат посоветовал пока залечь на дно.

-Надеюсь не дно Японского моря, –  у меня еще хватало духу юморить.

FUGU Fish

-Лучше на дно баркаса, отправляющегося во Владивосток, – парировал Серж. Мы попали как раз на рыбный ужин. И я впервые попробовал редкостное, но опасное лакомство – рыбу фугу. Опасное потому, что ежегодно от него в Японии умирают до 300 людей. Поскольку внутренности рыбы содержат сильнейший яд, приготовление ее доверяют только опытным поварам, со специальной лицензией. У нашего повара и одновременно рыбака Такеши лицензии не было, но мы выжили. И даже испытали очередную, теперь вкусовую нирвану. Весь следующий день мы ловили рыбу и знакомились с ама – профессиональными ныряльщицами, которые погружаются на 40-50 метров и могут оставаться под водой полторы минуты. Собирают моллюсков и жемчуг. В Японии это работу выполняют исключительно женщины.

-А можно так погрузиться, чтобы вынырнуть прямо в Украине,– спросил я ныряльщиц. Ама шутку не поняли, но на прощание подарили мне ослепительную жемчужину. Вечером мы пили сакэ вместе с рыбаками и пойманной ими черепахой. На побережье Японии черепаха – одно из главных божеств, ей поклоняются на полном серьезе. Если поймали в сети, осторожно вытаскивают, кладут на песок и начинают поить сакэ. Ночью мне снились пьяные черепахи, которые пили со мной на бруденшафт и ядовитые фугу, раздувающуюся от ненависти. Я проснулся в холодном поту. Серж о чем-то говорил с рыбаками.

-Пора собираться. Нас ждет море, а через часов семь – Владивосток. 

Он посмотрел в мою сторону и улыбнулся.

-Кажется, все окончено.

 ЭПИЛОГ

Баркас медленно уходил от берега. Море было спокойным и по прогнозам шторма не ожидалось. Начинался день золота, то есть пятница. В Японии дни недели имеют оригинальные имена – день луны, огня, воды, дерева, золота, и т.д. Мы прощались со Страной восходящего солнца во время триумфального восхождения красного диска. Он почти висел над снежной шапкой Фудзиямы. На миг мне показалось, как большая красная птица летит навстречу божественной Фудзи. Вдруг птица превратилась в красное кимоно Саюри – нежной маленькой лилии из Киотской школы гейш. Она помахала мне крылом и улыбнулась. Неужели мы никогда больше не встретимся? Хотя, как знать. В это время любовной тоски зазвонил мой мобильный. «Странно, – подумал я, – и здесь достали». И прочел сообщение: «Не страшно немного согнуться – сильнее выпрямишься. Кадзиро-сан. Успехов!»

Автор Виктор Варницкий

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)

Leave a Reply

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

 Яндекс цитирования Techbus.me